Бишкек: домогательства со стороны работников на стройках города (crossposting @StopStHarassmnt)

Данный пост написан в рамках корреспондентского проекта движения Stop Street Harassment

Среди многочисленных видов уличных домогательств в Бишкеке стоит особо выделить домогательства со стороны работников на стройках города. В Бишкеке сейчас идет строительный “бум” (точнее пузырь) и центральная часть города стремительно застраивается новыми “элитными” жилыми домами, торговыми и бизнес-центрами, таким образом делая эти районы недосягаемыми для простых обывателей, а также постепенно вытесняя из центра людей, которые жили и работали там десятилетиями. Но это – другая тема и о ней позже.

SSH-3-Photo-300x200
Фото из архива kloop.kg

Так вот, каждый раз, проходя мимо очередной стройки, можно смело рассчитывать на то, что ты не останешься без ненужной доли внимания со стороны незнакомых рабочих, сидящих где-нибудь на уровне 3-6 этажа. При виде очередной прохожей они выражают свое возбуждение криками, повизгиванием, сексистскими замечаниями, непристойными жестами и звуками. А ты идешь вдоль забора, отделяющего тебя от стройки под аккомпанемент этого визга и свиста и больше всего тебе хочется провалиться под землю, чтобы ничего не слышать и не видеть эти довольные, ухмыляющиеся лица. Хотя нет, больше всего тебе хочется, чтобы здание тотчас же рухнуло и придавило всех этих крикунов под своими руинами.

Чем можно объяснить такое стремление работников строек приставать к проходящим мимо девушкам и женщинам, помимо обычных сексистских убеждений? Возможно, оно усиливается чувством безнаказанности и недосягаемости, которое дает им высота. Действительно, ведь не полезешь по лесам на верхние этажи, чтобы надавать идиотам по лицу?

Я не стремлюсь обвинять всех строителей Бишкека, так как знаю, что среди них есть и те, кто никогда не позволят себе такое поведение. Но, тем не менее, домогательства со стороны строителей происходят регулярно и почти со всеми девочками, девушками, женщинами. Моя сестренки, делясь со мной своим возмущением по поводу строителей, рассказывали, что некоторые из них кидаются камешками и мелким строительным мусором и обрызгивают проходящих девушек грязной водой. Приходится обходить эти места во избежание траты своих нервов, признались сестренки.

Таких историй полным полно: любая девушка/женщина может рассказать о десятке/сотни/тысячи случаях домогательства на улицах. Но очень часто мы просто проглатываем обиду, подавляем злость и унижение и пытаемся поскорее забыть о происшедшем. Всеобщее замалчивание и игнорирование, в итоге, делают домогательства невидимой проблемой и крайне затрудняют борьбу с ними.

Мы должны перестать молчать и убегать в то время как в нас летит очередной “камень-комплимент”, прекратить обходить «небезопасные места», ограничивая себя в пространстве и праве на город. Бороться с пониманием домогательства как нормы в одиночку очень сложно, поэтому, Бишкек, давай объединяться!

Салидат, в сотрудничестве с Айканыш.

Уличные домогательства в Бишкеке (crossposting @StopStHarassmnt)

Данный пост написан в рамках корреспондентского проекта движения Stop Street Harassment

Кросс-пост с http://www.stopstreetharassment.org/2013/08/street-harassment-in-bishkek/

Уличные домогательства в Бишкеке – проблема огромного масштаба. Девочки, девушки и женщины сталкиваются с этим каждый день, каждый час, каждую минуту. Мы постоянно ловим на себе оценивающие взгляды незнакомых людей на улицах города, нас освистывают, настойчиво сигналят вслед, отпускают в наш адрес мерзкие “шуточки”, грубо хватают, обливают водой. Мы постоянно слышим унизительные замечания о своей внешности, фигуре, степени привлекательности и о том, что с нами следует сделать, если мы окажемся наедине с пристающим(и).

Вместо того, чтобы бороться с уличными домогательствами, наше общество романтизирует и пытается представить их как лестное отношение к женщинам. Поэтому, когда я жалуюсь друзьям и близким на случаи домогательства, они смеются надо мной, говоря, что я должна радоваться тому, что мужчины находят меня привлекательной. “Принимай это как комплимент, – говорят они, – Это знак восхищения” – “Ты ему просто понравилась!”,  или же – “А как еще люди смогут познакомиться, если никто не будет подходить друг к другу на улице?”

Очень часто они обосновывают такое поведение говоря, что “ну, ты, наверное, сама напросилась: твой вырез был слишком глубок, ты слишком сильно накрасилась, твоя юбка/платье были слишком коротки” и т.д. и т.п. Люди готовы использовать любое оправдание, чтобы рационализировать домогательства и представить их как что-то нормальное, в то время как слова поддержки и понимания произносятся крайне редко.

Даже сотрудники правоохранительных органов активно принимают участие в нормализации уличных домогательств: проходя мимо представителя нашей “доблестной” милиции, нередко можно услышать, как он бормочет тебе вслед  что-то о твоей внешности.

Вопрос, который я обычно задаю в ответ на эти комментарии, следующий: как можно радоваться тому, что меня воспринимают как обьект, чья ценность измеряется лишь в так называемой “сексапильности”. Как можно радоваться тому, что к тебе относятся как к предмету, который можно в любой момент остановить, схватить, толкнуть, потрогать, оценить… Каждый раз, когда я сталкиваюсь с домогательствами, слышу посвистывания, поцокивания и выкрики вроде: “Айиии, чон кыз”, “Девушка, девушка” и “Какая самочка!”, я съеживаюсь внутри, мне становится мерзко и противно. Я чувствую себя униженной, оплеванной и в то же время испытываю сильный гнев. Хочется подойти и плюнуть в лицо пристающему.

Большая часть людей до сих пор не понимают, что помимо того, что домогательства оскорбительны, они также являются выражением властных отношений в обществе. Уличные домогательства не только объективизируют и унижают женщин, но также служат нам постоянным напоминанием о нашей уязвимости и вызывают страх более серьёзных нападений на сексуальной почве, т.е. изнасилований. Таким образом, домогательства в общественных местах можно рассматривать как еще один метод контроля над женщинами, как способ держать нас в «узде» и подальше от общественных мест.

И это действительно держит нас в  «узде», не так ли?  Чтобы избежать уличных домогательств, нам приходится постоянно контролировать и ограничивать себя. При выборе одежды в начале дня, я думаю о том, привлечет ли наряд нежелательное внимание или нет; выбираю брюки и длинные юбки; стараюсь не носить обтягивающую, открытую, короткую одежду. Когда я выхожу из дома, я вставляю в уши наушники, ставлю громкость на максимум, чтобы не слышать различных  посвистываний и поцокиваний и, идя вниз по улице, пытаюсь не обращать внимание на пристальные взгляды и ухмылки окружающих. Я избегаю ходить по определенным “небезопасным” улицам и переулкам,  держусь подальше от определенных мест.  Увидев группу мужчин, двигающихся в моем направлении, я иногда даже перехожу на другую сторону улицы, либо поворачиваю назад, все время избегая зрительного контакта с потенциальными обидчиками.  В уме постоянно крутится инструкция – избегать, избегать, избегать…

Конечно, есть и тактики сопротивления, например, подойти к пристающему на улице и медленно окинуть его с ног до головы изучающе-нахальным взглядом; вынуть сотовый телефон из сумки и пригрозить звонком в милицию (довольно-таки бесполезная тактика, учитывая поведение самих милиционеров, но время от времени срабатывает); громко пристыдить и обругать его, таким образом привлекая внимание окружающих (особенно в общественном транспорте). Однако такие тактики ограничены и действуют лишь в некоторых случаях, так как повсеместная культура и приятие насилия, дискриминации и объективизации женщин часто сводит на нет все попытки бороться с домогательствами…

Автор: Айканыш в сотрудничестве с Салидат

Морализирующее такси в Бишкеке (cross-posting @StopStHarassmnt)

Этот пост написан в рамках корреспондентского проекта движения Stop Street Harassment

Кросс-пост с http://www.stopstreetharassment.org/2013/07/taxiintimidate/

Очень часто мужчины считают своим долгом “наставить женщин на истинный путь”, видят себя в качестве великих “морализаторов” и “охранников нравственности” женщин, тем самым оправдывая и обосновывая свои домогательства по отношению к нам. Это “наставление” осуществляется посредством постоянных предупреждений, пристыживания, а иногда и через прямое запугивание женщин и девочек. В Бишкеке, к примеру, появились целые группировки людей, которые стремятся исправить “безнравственное” поведение девушек, используя методы откровенного запугивания и шантажа. В этой связи, я хочу поделиться историей девушки, которая напрямую столкнулась с данным явлением.

intimidatetaxi

Одна моя знакомая, назовем ее А., задержавшись на вечеринке в честь дня рождения подруги, решила вернуться домой на такси. Время было позднее, но она увидела такси недалеко от арендованного для вечеринки дома и, обрадовавшись такой удаче, сразу же подошла к машине. Водитель – мужчина вызвал у нее доверие, так как был в шапочке, которую носят во время молитвы и с небольшой бородой, что у нас в обществе ошибочно воспринимается как признак религиозности и порядочности. Тем более на машине была шашка известной службы такси Бишкека.

Ничего не подозревающая и спешащая домой А. села в такси и машина тронулась. Однако, уже через пару минут благообразный и верующий (с виду) таксист начал задавать ей странные вопросы: “Почему ты не дома? Поздно ведь…”, “А родителей своих ты уважаешь?”.

Это конечно не могло не заставить ее насторожиться, а таксист тем временем начал рассказывать моей знакомой историю о том, как недавно подвозил одну клиентку – девушку вышедшую поздно вечером из клуба. Разговаривая с ней, он пришел к выводу, что она “испорченная” и в наказание за это решил высадить ее в пустынном месте, подальше от нужного адреса. Таксист похвастался, что перед высадкой он довел ее до слез, угрожая физической расправой. Сильно напуганная А. была вынуждена соглашаться с ним и с критикой своего поведения и, пытаясь выйти из ситуации, объяснять подонку, что впервые задерживается так поздно.

Внезапно, машина свернула с основной дороги и остановилась возле одного из парков города. Таксист, сказав что ему нужно кое с кем встретиться, вышел из машины и скрылся в роще с несколькими другими мужчинами, которые очевидно ждали его там. А., пребывая в ужасе и отчаянии, и не зная, куда бежать по темным и пустынным улицам, решила завести и угнать машину, чтобы избежать потенциального насилия.

Но как только она начала пересаживаться на переднее сидение, вернулся таксист. Посмотрев на А. и решив, что она достаточно напугана, он заявил, что передумал ее наказывать и отвезет ее домой при условии, что она больше не будет оставаться допоздна вне дома.

Когда я представляю себе, что пережила моя знакомая в те моменты, я одновременно понимаю ее страх и восхищаюсь ее храбростью и смекалкой – решением не увеличивать агрессию водителя и оригинальностью идеи угнать машину. Анализируя эту ситуацию, я пыталась поставить себя на ее место и предположить, что можно было ответить водителю, как среагировать, что сделать и поняла, что, к сожалению, вариантов было очень мало. Куда можно было убежать в 3 часа ночи на пустой трассе? Как можно было в такой ситуации переубедить ограниченного подонка, уверенного в свое правоте и в своей “великой” роли “улучшать моральный облик” девушек? Заявление в милицию проигнорировали бы сами сотрудники правоохранительных органов, так как такие происшествия считаются несерьезными и отвлекающими внимание милиции от “настоящих”, серьезных преступлений…

И ведь это не единичный случай: таких “таксистов” разъезжающих по Бишкеку и запугивающих девушек множество. Просто такие происшествия замалчиваются самими девушками из страха, нежелания вспоминать об этом, из чувства ложного стыда и т.д. Но самое ужасное то, что иногда такое домогательство вопринимается как опека и забота о тебе. Могу привести конкретный пример. Когда я рассказала нашей общей подруге о том, что хочу написать об этой истории, то она недоумевая ответила: “Зачем?! Это не было домогательством, он всего лишь припугнул ее как старший брат, как друг!”, что еще раз показывает то, что в нашем обществе домогательство (даже в самых крайних формах) воспринимается как норма и забота!

Поэтому нам так необходимо говорить о домогательствах, делиться историями и способами борьбы с ними, менять представление людей и меняться самим…

Автор: Салидат, в сотрудничестве с Айканыш

Фото: Айканыш

Наши координаторы Айканыш и Салидат являются корреспондентами международного движения
Узнайте больше о проектe на SSH Correspodents и фолловьте @StopStHarassmnt

Патриархальный стандарт: мужчины не плачут

Издавна сложилось, что  мужчина находится в исключительно привилегированном положении.  Мужчина — всегда первый и всегда главный. Он обладает свободой слова и выбора, имеет право на субъективность. Он сам себе голова.  А теперь скажу, что мужчина -добытчик в семье. Он сильный, своенравный, настойчивый, решительный, с твердым характером. Мужчина  успешен на работе, богат, ездит на крутой тачке и имеет дом. А что если он застенчив, кроток, у него интересная, но низкооплачиваемая работа, вследствие чего у него нет возможности самореализоваться?

А  применимо ли слово «слабость» по отношению к мужчинам?

Он атлетического телосложения, с широкими плечами, узкими бедрами и кубиками на животе — вот это норма.  Если  он худенький, щупленький, с низким голосом, то он не соответствует патриархальным нормам. Он должен терпеть холод, голод и боль. Один единственный признак слабости исчерпывает всю его сущность. Слабый мужчина не соответствует ожиданиям общества. А о слезах и речи не может быть, плакать – дело не мужское. Везде, в фильмах, рекламе, в искусстве и в музыке, позиционируется такой образ.

« Мужчины не плачут
Это слезы от ветра, это слезы от пепла
»

(Ляпис Трубецкой, Мужчины не плачут)

« Парни не плачут, это не круто» (Ева Польна, Парни не плачут)

Он не может даже допустить мысль о том, чтобы пожалеть себя, а  когда что-то не получается, то не может даже выплакаться. Он терпит всю боль, усталость, держит все переживания в себе. Между прочим, по статистике женщина живет на 15-20 лет дольше мужчины. Тяжелым физическим трудом в основном занимаются мужчины. Нагрузки и плохие условия работы приводят к заболеваниям, а иногда и хроническим.  А болеть мужчине вообще не позволено, кто же тогда будет обеспечивать семью? Из этого вытекает, что вовремя невылеченное заболевание часто делает его недееспособным. Любой мужчина будет чувствовать себя уязвимым и  постоянно корить себя за свою непригодность.

I

Парень с пляжа…

Однажды мне пришлось наблюдать за молодым человеком на пляже, на берегу озера Иссык-Куль. Он поплавал в озере и как раз в этот момент подошли его друзья. Спустя некоторое время, он присоединяется к ним и садится, укрывшись полотенцем. Затем подходят остальные девчата,  и одной из них становится холодно. Он,  как истинный джентльмен, предлагает ей свое полотенце, а сам натягивает штаны поверх мокрых плавок.

Парень, учитывая, что наше общество патриархально, поступает верно. В данном же примере, молодой человек жертвует своим здоровьем, чтобы той девушке было тепло. Он отдает сухую ткань, которой он укрывался, и он даже не задумывается о возможности простудиться. А если, он утром плохо будет себя чувствовать, и будет не в состоянии работать, он будет терпеть, ведь он же мужчина!

Все мужчины разные и под один стандарт попадают далеко не все и не должны. Этот социальный стандарт не должен препятствовать равным возможностям и быть критерием признания. Давайте бороться с предрассудками и разрушать стереотипы.

Текст: Айназ

Как страх сужает свободу и возможности женщин в ночном Бишкеке

Плохо продуманная и плохо работающая система общественного транспорта, неосвещенные улицы, разбитые дороги, коррумпированность и бездействие сотрудников правоохранительных органов, стихийные точки торговли в центре города и многое другое способствуют возникновению и усилению чувства страха и тревоги. По большей части это – страх определенного вида насилия и определенных людей, а именно сексуального насилия со стороны мужчин. Это чувство играет настолько значительную роль в жизни женщин, что в феминистской урбанистике даже появилась отдельная область исследований – география (женского) страха – термин впервые предложенный британским географом Джил Вэлентайн в 1989 году. Последующие исследования показали, что данный страх, который испытывают женщины, когда идут по городу одни вечером / ночью или проходя без сопровождения через определенные общественные места, существенно ограничивает их свободу и мобильность  и их участие в ежедневной жизни города, различных общественных и развлекательных мероприятиях, и не дает в полной мере насладиться всеми возможностями городского пространства.

I

 

К примеру, женщина может отказаться пойти на мероприятие, если оно проходит в части города, считающейся небезопасной для нее, выбор основанный исключительно на опасениях, что на нее могут напасть пока она будет туда добираться. Во многих случаях, страх влияет на выбор трудоустройства: женщина может отказаться от хорошей работы только из-за того, что боится ездить или передвигаться по району, где расположен офис. Воображаемая опасность общественных пространств заставляет женщин принимать стратегии и меры предосторожности, такие как избегание определенных улиц, мест. Многим приходится передвигаться в компании других людей либо в сопровождении брата, мужа, отца, друга, так как общество взращивает в женщинах ложное представление о том, что один «неопасный» и знакомый тебе мужчина может защитить тебя от всех других «опасных», незнакомых мужчин. В крайних случаях, страх может достичь таких размахов, что некоторые женщины становятся неспособными покинуть свою зону комфорта – дом, район.

Проблема усугубляется тем, что общественный транспорт в Бишкеке прекращает работу примерно в 9-10 вечера, как раз перед тем как начинает бурлить ночная жизнь города – вечеринки, концерты, кинопремьеры, театральные представления, дискотеки, посиделки с друзьями и т.д. Остается либо идти пешком в сопровождении других, либо заказывать такси, которое не всегда можно себе позволить, либо, что чаще всего и является конечным результатом, остаться дома.

Список мест, которые женщины избегают в вечернее и ночное время довольно обширен и включает парки, скверы, туннели, подземные переходы, площадь, узкие переулки и в целом, все неосвещенные или пустые улицы. Но это не все, даже в собственном жилом доме или дворе есть потенциально опасные места – лифты, темные подъезды, гаражи. Временной аспект так же важен как и пространственный: многие места, воспринимающиеся женщинами в качестве комфортных днем, превращаются в зоны опасности с наступление темноты.  Положение усугубляется и тем, что жертва зачастую оказывается «виноватой» в нападении. В нашем обществе принято винить женщин во всех бедах, в том числе и в том, что на нее напали, избили, изнасиловали, ограбили – дескать была одета слишком «вызывающе», «шлялась» где не надо и т.п. Периодические глупейшие заявления представителей правоохранительных органов, рекомендующие избегать определенные места и не выходить из дома в определенное время (как например, недавнее зваявление о том, что женщинам не стоит ездить по дорогам после 10 часов вечера !!!)  также явно намекают на то, что если с девушками что-то случится, то вина за это будет в первую очередь лежать на них. Ведь всегда легче свалить всю вину на других, вместо того чтобы нормально выполнять свою работу по  борьбе  с уровнем преступности…

Поэтому, несмотря на действительность, свидетельствующую об обратном, женшины продолжают считать дом местом безопасности, комфорта и принадлежности, что еще больше укрепляет устоявшееся разделение пространства на домашнюю и публичную сферы. Надо отметить, что формирование такого страха и разделение пространства на женское/мужское очень удобно для патриархального общества, так как является прекрасным способом контроля над женщинами, над их свободой, передвижением, телом.

Читайте другие посты на тему географии страха http://subbotnikq.kloop.kg/tag/geografiya-straha/

Текст: Айканыш

Фото: yanagi