«Правда, что феминистки ненавидят мужчин?» Отвечаем на сложные вопросы о феминизме

Материал подготовлен в партнерстве с «Коалицией за Равенство», которая борется с дискриминацией и продвигает соблюдение прав человека.

Феминизм — что это?

Во многом феминизм воспринимается как борьба за права женщин. Однако это определение не совсем точное. Феминизм — это борьба за равенство и равноправие между мужчинами и женщинами. То есть, это справедливое требование женщинами таких же прав и отношения со стороны общества, какими обладают мужчины.

Разве женщин в Кыргызстане притесняют — они же равны с мужчинами?

В Кыргызстане складывается ошибочное представление, что это равенство и так есть — женщины могут выбирать те же самые профессии, что и мужчины, получать образование и одеваться так, как они хотят. В стране даже существует закон о государственных гарантиях равных прав и возможностей для мужчин и женщин.

Но, к сожалению, этого недостаточно.

Мужчины по-прежнему доминируют над женщинами во всех сферах жизни в Кыргызстане: политической, социальной и экономической. Например, нынешний созыв парламента на 85% состоит из мужчин — иными словами, интересы женщин в парламенте представляют всего 18 депутаток.

Женщин в Кыргызстане часто похищают для принудительного вступления в брак, оправдывая это обычаями и традициями (ала качуу). На пострадавшую часто давят свои же родственники, которые уговаривают девушек остаться в семье похитителя и не жаловаться в милицию. Да, похищение карается законом (от 5 до 7 лет лишения свободы), но милиция редко проявляет интерес в расследовании таких случаев.

Если говорить о женщинах как о лидерках, то история Кыргызстана действительно помнит женщин, которые в сложные для страны годы брали на себя ответственность за судьбу страны. Но процесс принятия решений в Кыргызстане все еще во многом остается за мужчинами. Один из недавних примеров — заявление влиятельного топ-менеджера и мецената Бабура Тольбаева, который назвал женское лидерство «хренью» и сравнил феминизм с терроризмом. Из уст Тольбаева — который может быть для кого-то примером успешного человека — эти слова звучат как минимум безответственно.

Трафаретный рисунок: Бишкекские феминистские инициативы (БФИ)

Окей, так что нужно феминисткам?

Еще раз — равных прав и отношения со стороны общества. Например, в Кыргызстане (и не только) девочек воспитывают покладистыми и скромными, а мальчиков наставляют на достижение целей и лидерство, хотя такой подход к воспитанию с самого детства закладывает несправедливость и неравенство. Как следствие, общество больше одобряет женщин, показавших себя в качестве хороших матерей и жён, чем тех, кто поставил в приоритет построение карьеры или творчество.

Феминизм поднимает важные вопросы представленности женщин в обществе. Попытайтесь вспомнить, сколько женщин в политике и духовенстве вы знаете? А сколько женщин-писательниц, художниц и ученых по сравнению с количеством мужчин в этих сферах? Согласитесь, что их гораздо меньше, чем мужчин.

Феминизм анализирует и критикует сложившиеся убеждения о женщинах, давая им больше пространства, чтобы начать говорить, действовать и принимать решения за себя и в своих интересах. А это очень важно.

Трафаретный рисунок: БФИ

Если так хочется равных прав, пусть идут в армию и работают в шахтах. Равенство же!

Классический аргумент. С одной стороны, с ним не поспоришь — если феминистки борются за равенство, то они должны служить в армии или выполнять тяжелый «мужской» труд. Но давайте разберемся в ситуации чуть глубже.

Феминистки считают, что армии и военных структур не должно быть вовсе. По их мнению, армия — это сугубо патриархальная структура и институт насилия, который колонизирует, угнетает и выстраивает отношения с четкой иерархией, где одна группа людей должна подчиняться другой.

Но если все же изучить опыт службы женщин в армии, то получится плачевная ситуация — женщин редко повышают в званиях, они редко добиваются высоких чинов, а в закрытых условиях армейского быта до них домогаются собственные сослуживцы-мужчины.

А что с шахтами? Дело в том, что среди женщин есть много желающих по разным причинам пойти в ту профессию, которая считается сугубо «мужской». Но во многих странах, в том числе и в Кыргызстане, есть список запрещенных для женщин профессий.

В Кыргызстане это достаточно обширный перечень профессий, на которых женщинам в связи «с вредными и (или) опасными условиями труда» запрещено работать. В докладе Всемирного банка «Женщины, бизнес и право» было сказано, что женщинам в Кыргызстане запрещено работать монтажницами, горнорабочими, асфальтобетонщицами  и машинистками.

Так как же быть, когда с обеих сторон на женщин идет давление?

С одной стороны твердят идти работать на шахту, если требуешь равенства, а с другой — запрещают работать на шахте, потому что организм слабее и не выдержит нагрузок, и женщина может подорвать своё здоровье, а значит не сможет родить. Предположим даже то, что женщина смогла устроиться на «мужскую» работу — её там, как и в армии, ждут домогательства, угрозы изнасилования и неприятные комментарии и шутки со стороны мужчин.

Ситуация почти безвыходная.

Мирный марш в Бишкеке 8 марта 2017 года. Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Правда, что все феминистки агрессивные и ненавидят мужчин?

Нет, сам вопрос поставлен неправильно.

Во-первых, давайте определимся с тем, что внутри самих феминисток есть несколько движений, и стричь всех под одну гребенку — неправильно.

Во-вторых, ненависть и агрессия может и есть, но они направлены не против мужчин, а против патриархата и мизогинии — защитниками мужского доминирования в обществе и сторонниками притеснения женщин могут быть не только мужчины, но и сами женщины.

Это правда, что большинство феминисток — страшные лесбиянки с волосатыми подмышками?

В феминизме есть несколько направлений, которые касаются отношения к внешнему виду его сторонниц. Если коротко, то все не так однозначно — у разных феминисток свои предпочтения.

Например, существуют такие направления как поп-феминизм и lipstick-феминизм, среди которых есть звезды мировой величины, такие как Бейонсе. Они утверждают, что, пользуясь косметикой, надевая каблуки и украшая себя, женщины делают это для себя, а не для мужчин. Сторонницы такого подхода считают, что «выглядеть хорошо» — это их «свободный выбор» вне рамок патриархальных установок, и что они обретают силу и политическую власть, когда пользуются косметикой и всячески украшают себя.

Читать еще:

Идеи поп-феминизма и lipstick-феминизма встречают сопротивление со стороны радикальных феминисток, которые видят в косметике, удалении волос с тела, каблуках или определенной одежде давление со стороны патриархальной культуры.

Они считают, что женщины стараются выглядеть так, чтобы соответствовать мужским представлениям о красоте, а не так, как сами того хотят. Идея радикального феминизма в отношении внешнего вида заключается в том, чтобы отказаться от любых путей выглядеть красиво в мужском понимании этого слова. Таким образом феминистки хотят избавиться от восприятия женщины как объекта для услаждения мужского взора.

Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Что за движения внутри феминисток?

Движений на самом деле много, так как феминизм — это не одна единая идеология.

Например, существуют исламский феминизм, интерсекциональный феминизм, постколониальный феминизм, либеральный феминизм, анархо-феминизм, радикальный феминизм и лесбосепаратизм.

У каждого движения своя история и причины возникновения, но так или иначе, они связаны с волнами феминизма — первой, второй и третьей — которые охватывали мир в разное время.

Первая волна зародилась в конце XIX — начале XX века с движением суфражисток. В те времена на повестке стоял вопрос предоставления женщинам права голоса и обеспечения достойных условий труда.

Вторая волна началась в конце 1960-х годов и продолжалась вплоть до конца 80-х. Она вылилась из первой волны — феминистки стали осознавать, что между культурным, политическим и социальным насилием есть взаимосвязь. С этой же волной пришло понимание, что насилие есть абсолютно во всех сферах жизни.

В то же время был придуман слоган «Личное — это политическое», который означал, что все женские практики — от бритья подмышек до вопросов сексуальной жизни — имеют глубокий корень в патриархальной культуре. В связи с этим феминистки начали критиковать порнографию и гетеронормативность и подняли на обсуждение темы абортов, гомосексуальности, психологического насилия и восприятия собственного тела.

Третья волна вышла из движения афроамериканцев за свои права в США в начале 90-х годов. Под критику попали привилегированные белые западные феминистки — за то, что не включали в обсуждение проблемы цветных женщин, когда изучали и анализировали опыт женского угнетения, а исходили из собственного опыта.

Афроамериканские феминистки считали важным учитывать в борьбе за равенство аспекты расы, происхождения и культурных особенностей. Третья волна принесла еще больше течений, например, таких, как квир- и трансфеминизм, которые пытаются уйти от привычного бинарного деления людей на мужской и женский пол и гендер и защищают права трансгендеров.

Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Насколько феминизм и религия совместимы?

Разные направления феминизма по-своему смотрят на этот вопрос.

Например, сторонницы радикального феминизма считают, что религия и феминизм несовместимы. Они утверждают, что большинство существующих религий поддерживают принижение женщин по отношению к мужчине, а женщину считает «грязным» и «дьявольским» созданием.

Но есть такое направление, как, например, исламский феминизм. Его приверженки считают, что Коран говорит об изначальном равенстве мужчины и женщины, а большинство течений ислама интерпретируют его в пользу мужского доминирования.

Зачем мужчинам поддерживать феминизм?

Мужчины — как часть патриархальной системы — стали заложниками стереотипов, с которыми их воспитывают с детства. Они же от этих стереотипов страдают, когда не могут им соответствовать. Общество ограничивает мужчин в свободе выбора, подталкивая заниматься «мужскими» делами или увлечениями, или навязывает какие-то обязательства только потому, что «ты же мужик», или «чё как не пацан?»

Феминизм в основном борется с такими стереотипами в отношении женщин («ты же девочка»), но во многом и критикует такое же отношение к мужчинам.

Конечно, мужчинам может нравиться поддерживать существующее положение вещей, потому что они сохраняют власть, а это выгодно для них. Но надо понимать, что патриархат поощряет насилие в обществе, и как минимум несправедлив в отношении женщин. Феминизм же — это не борьба против мужчин, а борьба за равноправие и одинаковое отношение и восприятие со стороны общества, от чего выигрывают и женщины, и мужчины.

Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Может ли мужчина быть феминистом?

Здесь тоже все зависит от течений феминизма.

Существует, например, либеральный феминизм, который подразумевает, что мужчины наравне с женщинами должны участвовать в борьбе за права женщин, и что мужчин так же можно называть феминистами.

Радикальные феминистки утверждают, что мужчины не могут быть феминистами, потому что они не представляют собой угнетенный класс женщин (в радикальном феминизме борьба между мужчинами и женщинами рассматривается с точки зрения классовой борьбы — это отсылка к Марксу и его понятию борьбы классов). По их мнению, возглавлять борьбу за права женщин должна только сама женщина.

Моя девушка — феминистка. Как не ляпнуть глупостей и не выглядеть дураком?

В первую очередь надо проявить тактичность. Не следует задавать вопросы на травмирующие темы (насилие, домогательства, внешность), а также настойчиво требовать от девушки ответить, почему она поддерживает феминизм. Феминисток утомляют заведомо издевательские вопросы о феминизме, когда собеседник требует на них серьезно ответить.

Для феминисток (да и для девушек в целом) неприемлемы шутки про изнасилования и домогательства — многие переживали подобный опыт, и такие вопросы могут вызвать неприятные воспоминания.

Судить остальных, исходя из своего опыта, тоже не стоит. У каждой женщины свой пережитый опыт, все переживают и реагируют тоже по-разному. Не надо обобщать и говорить, что «я смог, значит и ты сможешь» — это выставит вас не в лучшем свете, потому что обесценит опыт другого человека.

На самом деле, так стоит обращаться не только с феминистками, но и со всеми женщинами в целом.

Фото: Даниль Усманов для Kloop.kg

Что могут сделать мужчины, которые хотят помочь феминисткам?

Во-первых, стоит задуматься над собой и своим положением в обществе — осознать все те привилегии, которые дает патриархальное общество, и перестать ими злоупотреблять во всех отношениях.

Во-вторых, можно устраивать собственные программы для мужчин по борьбе с насилием и всячески объяснять всем, что такое гендерное насилие.

В-третьих, не указывать, что и как делать феминисткам, потому что мужчина не переживал тот печальный опыт, с которым сталкиваются женщины — насилие, домогательства, дискриминацию. А это значит, что он не может говорить от лица феминисток, но может, конечно же, помогать и поддерживать их.

Оригинал статьи: Лавандовая Угроза https://kloop.kg/blog/2018/03/08/feminism_faq/

Бир Күн, Бир Күрөш

В честь международной кампании “Один День, Одна Борьба/One Day, One Struggle” Коалиции за сексуальные и телесные права в мусульманских обществах мы Бишкекские Феминистские Инициативы совместно с подростковым журналом Боктукөргөн​ демонстрируем вам с каким общественным осуждением сталкиваются те, кто носит хиджаб или короткие шорты. Этим видео мы заявляем и отстаиваем свое право на телесную целостность и самовыражения. Коалиция за Сексуальные и Телесные Права в Мусульманских Сообществах ежегодно 9 ноября организовывает кампанию “Один День, Одна Борьба”. Кампания подчеркивает насильственные, политические воздействия на сексуальные и телесные права, на местном и национальном уровнях. “Один День, Одна Борьба” , демонстрирует что сексуальность это часть политической борьбы, которая стремится укреплять солидарность в разных регионах, чтобы поддержать право каждо_го_ой свободно решать вопросы сексуальности, рождаемости, телесной автономии, гендерной идентичности и самовыражения.

Феминистка Гуляим Айылчы поделилась мыслями о том, нужны ли традиции в XXI веке

Феминизм в Кыргызстане, помимо того, с чем он борется, ущемлением прав женщин, сталкивается с еще одной вещью – традициями. Много разговоров вокруг предназначения жены в семье, а в народе даже говорят: «Жена должна жить для мужа». Значит ли это, что, придерживаясь феминизма, женщина должна идти наперекор традициям? Для того чтобы узнать, можно ли найти баланс между двумя этими понятиями, редакция K-News пригласила феминистку Гуляим Айылчы, чтобы послушать ее мнение.

– Гуляим, чтобы сделать карьеру наравне с мужчиной, женщине придется идти против традиций. Что делать в такой ситуации женщине?

— Была в древнем Египте традиция – хоронить вместе с погибшим мужем жену и всю челядь, чтобы они в загробном мире ему продолжали прислуживать. Мне кажется, если бы вдруг египтяне решили эту традицию возродить, их женщинам это не очень понравилось бы. У кыргызов была традиция – после смерти мужа вдова выходила замуж за его брата. Брат, кстати, мог быть еще мальчиком. Может быть, нам стоит эту традицию возродить? Традиции появляются не просто так, они обусловлены бытом и вероисповеданием народа, но когда наступают новые времена и условия жизни, то соответственно появляются новые традиции – они появляются и исчезают. Если что-то себя изжило, то не стоит за это корить молодежь. Значит, пришло время.

– Все ли традиции себя изжили?

— Я могу казаться антитрадиционной, кыргызка-феминистка, которая не ест мяса и соответственно 90% национальной кухни, демонстративно отрицающая многие национальные и религиозные пережитки. На самом деле это не так. Мне нравится наша культура, и я люблю многие наши обряды. Я с уважением отношусь к старшим, учу свою дочь кыргызскому языку. Но я против судорожных попыток законсервировать нас в прошлом. Я знаю много ребят, которые могут писать книги о кыргызских традициях, отлично говорят на родном языке и в то же время не отстают от технологий, ездят за рубеж, учат языки. Это просто головокружительный микс, который наши молодые люди могут в себе совмещать. К сожалению, наше старшее поколение утеряло многое, а что-то передало нам в искаженном виде. Тот же самый обряд ала-качуу был искажен и в настоящее время ломает судьбы девушек, показывает нас перед миром дикими варварами, не уважающими права человека. Сейчас уже пишут, что ала-качуу был целенаправленно искажен, чтобы внушить нам, что без советской власти и белого брата мы дикари, которые воруют женщин на ишаках. Наша задача – отделить зерна от плевел и использовать традиции во благо себе, а не во вред.

Самым большим вредом в наших традициях я считаю институт келинства. Я не первая и не последняя, кто об этом говорит. Мы должны говорить о жестокости и абсурдности этого института, сколько бы критики ни слышали в ответ. В того, кто смеет затронуть эту тему, сразу летят камни, причем не только от необразованных и закомплексованных мужчин, а даже от вполне адекватных людей. Никому не выгодно, чтобы этот институт распался или претерпел изменения. Никому, кроме молодых девушек, которые страдают от него сейчас или будут страдать в будущем. Всем выгодно, когда в доме имеется бесплатная рабочая сила, которая еще и кланяется и не смеет поднять глаза. А что хочет девушка, какие у нее планы на будущее, как она видит свою семью, никого не интересует.

Когда я была маленькой, мы с родителями поехали в отцовское село. Моя уже достаточно взрослая мама достала из сумки платок и накинула себе на голову. В тот вечер я сидела тордо (почетное место), а мама прислуживала. Прислуживала всем – дедушкам, бабушкам, молодым, взрослым и нам. Мне объяснили это тем, что она в этом селе келин и будет ею всегда. Я тоже вырасту и буду где-то келин. А пока я девочка и имею право сидеть на самом почетном месте. «Ну уж нет», – подумала я, уже тогда знала, что никогда не буду келин и никогда не надену платок. Это протест. Платок, может быть, не виноват, это просто атрибут, зимой в нем даже тепло. Но иногда, чтобы заявить о своей точке зрения, приходится протестовать. И я с тех пор протестую против платка, против келинства, против порабощения молодых и полных жизни и амбиций девочек. Если у девушки достаточно силы воли отстоять свое право учиться, работать, то она будет жить в режиме «три смены плюс муж». При первой же головной боли келин будут считать ленивой и невоспитанной.

– Как люди реагируют на такой протест?

— Сейчас скажут, что я не уважаю взрослых, и будут фразы «будь благодарна, они ведь вырастили мужа», «испокон веков так было и все живы», «куда катится мир». Много всего начнут говорить, писать и очень часто материть. Уже слышали, читали, и хочется сказать, чтобы не тратили зря время. Ругаясь и кидая друг в друга камни, мы ситуацию не исправим. Нужно посмотреть объективно, что есть келинство? Чаще всего молодые хотят жить отдельно, радоваться самостоятельной жизни, ходить дома в трусах и есть пиццу. Этот период часто непродолжительный, но это надо пережить любой молодой паре как продолжение медового месяца. Потом молодожены повзрослеют, родятся дети, в трусах ходить будет холодно, а питаться пиццей неполезно. Все это понимают и поэтому хотят побыть вместе, вдвоем, наедине. Это период, когда они будут притираться, узнавать друг друга в новом свете, строить грандиозные планы. А что получают вместо этого? В самом ужасающем случае даже первая брачная ночь проходит под бдением одной из жене. Как такой интимный и долгожданный момент, как первая брачная ночь, могут настолько опошлить?

Я не утверждаю, что все должны восстать и уйти от родителей. Но я за то, чтобы у девушек был выбор. Я сделала свой выбор, у меня была возможность выбрать, к сожалению, это есть не у всех. Когда с одной стороны родители, с другой – родственники, традиции, устои, общество, «уят», у девушки не остается выхода. Сначала выходи замуж, потом будь образцовой келин, потом роди в первый же год, а потом еще и еще.

– И все же, получается, что невозможно совместить карьеру и семью?

— А как совмещают это мужчины? Почему ни одному мужчине не задают этот вопрос? Семья – это продукт всех, кто в ней замешан. Поддерживать уют, готовить ужин, оплачивать коммунальные услуги, закрывать двери на ключ – это все делается совместно. Другое дело – способности. У моей подруги муж отлично готовит, а в это время она прибирает или присматривает за сыном. Им не мешают традиции, они рациональны и уважают труд друг друга – поддерживают в карьере и разделяют обязанности по возможностям. Если традиции мешают мне строить равноправные отношения, жить в гармонии со своей семьей, если традиции мешают мужу, который поддерживает жену, то к черту такие традиции.

– Как найти баланс между кыргызскими традициями и феминизмом?

— Если посмотреть быт кыргызской семьи, там есть феминизм, а точнее равенство. Наши женщины не были слабыми и безмолвными. Они принимали и принимают равное участие во всех семейных процессах. В кыргызской семье всегда было равное разделение труда. Мужчина не смотрел телевизор, пока жена готовит ужин, пригнав стадо овец и приготовив кымыз. Они вместе делали всю работу, но на разных фронтах. Мужчины кормят скотину, пока женщины доят коров. Мужчины забивают скот, пока женщины жарят куурдак. Мужчины разжигают самовар, пока женщины разливают чай. Мужчины варят мясо, пока женщины раскатывают тесто. Женщина могла постоять у большого казана, а мужчина мог разливать чай. В таких условиях того феминизма, о котором мы сейчас говорим, может, и не потребовалось бы. Но времена изменились, отныне карьера за пределами дома. И мужчины, и женщины также одинаково работают, но домашний груз лег на плечи женщин. За букет цветов на восьмое марта жена обязана кормить, убирать и даже воду в постель приносить. Съездите на джайлоо, там некогда делить обязанности, там все вместе работают и все вместе отдыхают.

– Много вопросов у людей возникает относительно того, кто должен оплачивать счета, должен ли мужчина уступать место женщине, помогать нести тяжелые сумки. Входят ли эти вопросы в тему феминизма?

— Из счетов в ресторанах сделали слона. Простое правило: кто приглашает, тот и платит. Если молодые люди давно встречаются, то там и вопроса стоять не должно. Это дело договорное, бывают разные ситуации, неужели для всего нужны правила, долой правила. Коллеги, друзья вне зависимости от пола всегда платят за себя сами. К этому, я думаю, все уже привыкли, и это правильно. Единственным оправданием тому, что платит мужчина, может быть статистика, по которой в Кыргызстане размер дохода женщины составляет 75% от размера дохода мужчин. Бывают абсурдные оправдания этому, что мужчине нужно больше денег, потому что надо содержать семью и водить девушек на свидания. Когда мы соглашаемся, чтобы на свиданиях за нас платили, мы на самом деле сами себе роем яму. Эти деньги, на которые нас угощают, вычтены давно из нашего дохода.

– Равные права – равные возможности?

— Равных возможностей в принципе ни у кого быть не может. Мы все родились с разными физическими возможностями, с разными интеллектуальными предпосылками, в разных социальных кругах. Но возможности для самореализации должны быть у всех. Кто как ими воспользуется – уже личное дело каждого. У нас же лишают возможностей, когда на женщину возлагают домашний быт, детей, родственников, мораль. У нее не остается возможности реализовывать себя. Каждый человек в первую очередь личность, а не только часть ячейки общества. И получается, нужно либо вписываться в систему, либо протестовать. Когда протестуешь, можешь выпасть из стандартов и даже стать изгоем, но также можешь стать сильнее и строить жизнь и взаимоотношения с окружающими так, как тебе удобно и комфортно. Каждый вправе сделать свой выбор сам.

Я наблюдала, как некоторые женщины, относительно рано овдовев и уже выполнив свой «женский долг» перед обществом, не желают выходить замуж, хотя еще вполне молоды. У нее чиста совесть перед моральными устоями и традициями, и она решает жить для себя, а не прислуживать очередному мужу. И это я наблюдаю не только у взрослых женщин, много молодых, которые, взвесив все «за» и «против», предпочитают жить самостоятельно. Для себя я решила, что если у меня не будет возможности договориться с партнером и вести гармоничный равноправный домашний быт, то лучше жить отдельно, но сохранить чувства, взаимоуважение и принципы. Хотя я верю, что любящие, уважающие и понимающие друг друга взрослые люди могут всегда договориться.

Не надо феминизм опускать до споров о том, кто кому дверь открыл. Мне подали пальто, и я скажу спасибо. Особо наблюдательные могут из этого устроить тему для спора, почему я, феминистка, приняла пальто из рук мужчины. В нашем регионе, и в частности в нашей стране есть серьезные вопросы: кража невест, насилие, уличные домогательства, низкий доход женщин, высокая материнская смертность, отсутствие поддержки независимых матерей, сложности с алиментами, нехватка мест в детсадах, дискриминация на работе по гендерному признаку – а мы будем говорить о том, кто кому подал пальто? Когда мы создадим для женщин такие условия, в которых они будут чувствовать себя в безопасности и смогут самореализовываться, зарабатывать, быть свободными и независимыми, тогда будем решать, кто за кого оплачивает счет в ресторане.

– Как мужчина должен выражать свою заботу? И не идет ли это в перевес с понятиями феминизма?

— У нас как мужчина проявляет заботу? Готовит восьмого марта завтрак в постель, а на следующий день все, праздник закончился. О какой заботе идет речь? О том, что женщина каждый день ведет домашнее хозяйство, рожает детей и растит их практически сама (согласитесь, что все бремя по уходу за ребенком лежит на матери), кормит мужа, стирает, гладит, морально поддерживает и выбирает карьеру мужа в противовес своей? О какой заботе идет речь? О том, что на стадии ухаживаний он водил ее в кино? Мне непонятен вопрос, извините.

Заботу надо проявлять обо всех. Когда вы говорите, проявлять заботу о женщинах, вы ставите женщину на уровень несмышленого ребенка, который слабенький, глупый, и надо его оберегать, кормить, присматривать, чтобы с плохой компанией не связался, контролировать, можно поругать, в некоторых случаях применить силу. Во-первых, это развивает в женщинах инфантилизм. Во-вторых, это дает мужчинам право считать себя выше и контролировать женщин. Сейчас не средние века, когда для выживания была необходима физическая сила. В настоящее время успех не меряется мускулами. Если мужчина силен, то отлично, может донести мою тяжелую сумку.

Феминистка Гуляим Айылчы поделилась мыслями о том, нужны ли традиции в XXI веке

Зин “Дом” выпуск №1

cover_zin_dom-01

К Международному Дню Правозащитниц 29 ноября, мы выпускаем в сеть наш новый зин “Дом”. Вы можете почитать его по ссылке http://issuu.com/feminfoteka/docs/dom

Дом – бюллетень о феминизме в Бишкеке. Место встречи – друг с дружкой, с гостями и гостьями, с новыми темами и старыми проблемами. Место, где мы можем ставить свои вопросы и находить свои пути борьбы с патриархатом и гендерными нормами. Зин Бишкекских Феминистских Инициатив.

Проблемы/вызовы феминизма в контексте Кыргызстана

– двойные стандарты, такие как разделение ролей и жесткие общественные, семейные и личные ожидания от людей по половому/гендерному признаку; насильственные нормы “мужественности” и “женственности”; овеществление женщин и нормализация насилия со стороны мужчин как их “естественное” качество; сексуальные домогательства на рабочем месте, учебе и на улице; невидимая дискриминация в форме “стеклянного потолка”;

– патриархальное бремя мужчин и женщин, выражающееся в, напр., проблеме высокой мужской смертности и низкой продолжительности жизни; воспроизводстве нормы агрессивной “маскулинности” через службу в армии только для мужчин, дедовщине в армии, и милитаризма – идеологии, что государство как аппарат насилия, а насилие как способ разрешения проблем и конфликтов. Это переходит в общественные практики рекетирства, гоп-стопа, понимание безопасности, защиты и наказания через использование оружия и физического насилия.

– отсутствие всестороннего аналитического подхода к пониманию веры и институтов религии, их роли в политической и общественной жизни, которое привело к негативному отношению к исламы, более того демонизацию людей, верующих в ислам и выражающих веру через практики и атрибуты, отождествление мусульманина с теорристом и экстремистом и представление мусульманки как угнетенной, безголосой и бесправной женщины. Исламофобия усиливает ограничение прав и доступ женщин-мусульманок к образованию и равному политическому участию.

– патриархализация общества создала угрозу сексуальным, репродуктивным и телесным правам женщин и мужчин в откате в возможностях безопасного материнства и аборта, планировании семьи и доступе к всесторонней информации о сексуальном и репродуктивном здоровье и правах, системных практиках стерилизации, возврате ценностей евгеники и демографического контроля – особенно уязвимы более невидимые группы женщин и мужчин с ограниченными возможностями, живущие с ВИЧ, бывщие заключенные, потребители наркотиков, живущие в бедности в силу предрассудков и соматофобного отношения к здоровью, телу и сексуальности.